August 10th, 2016

Синдром Базарова

(Да простят меня все учителя литературы за ниженаписанное)

Я тут недавно решила вдруг перечитать "Отцов и детей". Помню, что в школьные годы понравилось это произведение больше всех - есессно, бунтарю-подростку после всяких нытиков типа Раскольникова образ филантропа и миллионера нигитиста Базарова понравился больше всего. Перечитала вот - на трезвую, взрослую, умудренную первыми сединами в количестве трех волосков голову.

Впечатление - неоднозначное.

Знаете, мне давно кажется (см. первую строку еще раз), что из школьной программы по литературе давно пора выпиливать половину всего, что там есть. Так называемая великая русская литература - довольно заунывные переживания всех этих дворян, сидящих по своим усадьбам, встречающихся с дубами, маленьких людей, людей в футляре и прочая - безнадежно устарели в наше время. Это нужно, безусловно нужно для общего понимания того, как вообще жили раньше, что волновало людей в позапрошлом веке. Но не на пять лет учебного плана же :( И не в отрыве от изучения истории отечества. Вот что вообще восьмиклассник поймет в непростой эпохе конца XIX века - когда крепостное право уже отменили, но тем не менее крепостные еще оставались, когда были конфликты интересов западников и славянофилов,когда Россия переживала эпоху реформ? При всем богатстве мировой литературе - английской, французской, даже американской - вычитывать до буквы все произведения только русских классиков... Ну, как минимум, это отбивает желание читать в принципе у подрастающего поколения.

Язык, безусловно, прекрасен. Я, как человек образованный, получаю искреннее удовольствие от изящного слога, цветистых оборотов речи и французских ремарок, встречающихся раз в три абзаца. Но, опять-таки, я практически уверена, что 14-15-летний подросток половины таких слов просто не знает, и уловить суть преджложения из тридцати слов с лету не сможет :) На каждой странице - по две сноски, а на особо удавшихся - все пять.

Споры героев романа беспредметны. Они обсуждают русский народ, русскую природу, романтизм, искусство - но столь абстрактно, что суть разговора улавливается только в общих чертах, конкретики в них нет.

Еще я помню, что когда мы в школе проходили Тургенева по программе, правильным было в сочинении писать: нигилизм - это ататашенька, Евгений Васильевич - плохой человек, испорченный обществом, за что и поплатился в конце. Сейчас читала... На фоне всех этих зашоренных предрассудками людишек он кажется единственным адекватным героем. Сейчас такой сошел бы за фрика-мизантропа.

Но, опять-таки, повторюсь - вся суть этого конфликта осталась давно в прошлом. У современных отцов и детей иные проблемы. Они не завязаны на общественном конфликте, а так называемый нигилизм вошел в нашу плоть и кровь. И пусть дети каждого поколения максималистично спорят с родителями, этой культурной пропасти, что была в 1860-ых, давно нет. Людей давным-давно не волнуют абстрактные понятия народности и культуры. Мы живем в информационном обществе. Эти изнеженные обитатели усадеб даже не воспринимаются, как живые люди, которым можно сопереживать - скорее как собирательные портреты, образ жизни которых сложно детально вообразить, когда ты едешь с работы в переполненном метро. У тебя там проекты горят, дома бедлам, ты по вечерам тщетно впитываешь книги по менеджменту - а какая-то барыня 29-ти лет там сидит у окна полдня, бедная, и думает о любви, не в силах осознать, что она вообще чувствует. В наше время это ситуация невозможная. Чувства невозможные. Постановка вопроса невозможная. Культурная прпасть отделяет нас от проблем вдовы Одинцовой.

Мой вердикт: роман, безусловно, велик и прекрасен. Но точно не для детелй в средней школе. Такие вещи надо читать тем, кто дозрел до того, чтобы впитать величие русского языка и насладиться духом эпохи, никак не раньше лет двадцати. Спустя десять лет я прочла эту книгу будто бы впервые. Такое чувство, что в школе мне попалась совсем иная версия романа :)

Есть же вещи, которые могут заинтересовать молодежь. В том же возрасте, что нам задавали "Отцов и детей", помнится, я взахлеб читала Александра Дюма, Жюля Верна, Марка Твена. Эпоха почти та же, язык также неплох, хоть это и переводы, но эти вещи меня волновали, в них был тогда смысл. А в этих волнениях и терзаниях я тогда смысла не видела. Сейчас увидела - но не разделила. Разве что получила удовольствие от погружения в эпоху.

Что в подростке должны всколыхнуть "Отцы и дети"? Чему научить? Что надо отказываться от здравого рационализма и поддаваться чувствам? Так у нас вроде бы сейчас и нет таких проблем. Уважению к старшим? Об этом в романе не говорится - только показаны терзания старшего поколения, устаревшего даже для главных героев романа, которое само не может и не хочет меняться, а стремиться в тот же nihil, который отказывается понимать. Везде находить золотую середину? Пожалуй. Но это сейчас для меня очевидно, с высоты того же, помянутого, жизненного опыта.

Неоднозначная реакция. Надо будет перечитать Достоевского или Толстого ради интереса.